Девушка за штурвалом Стоковые фотографии и лицензионные изображения. За рулем штурвала


Дакар отдыхает, или по Аргентине за рулем и за штурвалом. Мыс Горн, ч.4

Рассказ пятый. Вокруг мыса Горн на парусе. Часть 4-я.

Окончание. Начало рассказа - здесь: http://jung-le.livejournal.com/83231.html а также здесь: http://jung-le.livejournal.com/83510.html и здесь: http://jung-le.livejournal.com/83865.html

День седьмой. Назад, до Пуэрто Вильямса. Об этом дне рассказывать особо нечего. Проснулся я от будильника. Разве я ставил вчера будильник? Не помню. И вообще, вчерашний вечер вспоминался отрывками. Голова гудела, но не болела. Яхту всю ночь болтало, и наутро мне уже казалось, что болтанка плавно переехала в мои мозги. Считая углы, я шумно добрался до воды и осушил пару стаканов. На шум вылез Томас.

- Привет, как голова? – по привычке спросил я. Томас ответил что-то не членораздельное и пошел заваривать кофе. Начиналось утро. Я в туалете тщетно пытался помыть голову. Знаете, почему англичане моются, наливая воду в раковину, заткнув горловину? Они эти привычки взяли от корабельной жизни. Гальюнная система. По другому мыться… лучше уж совсем не мыться. Особенно в качку, когда внутри яхты бросает так, что путаешь пол со стенами и потолком. Я уже научился за эту неделю, пардон за подробности, ссать в полете… А вот мыться так и не привык.

Через минут сорок мы вышли из бухты. От вчерашнего лобового шквального ветра не осталось и следа. Вернее, ветер был не слабее вчерашнего, но его направление поменялось, и он задувал откуда-то из-за гор. Я привычно стоял за штурвалом, Томас примостился рядом покурить. - Сегодня мы наверно не прошли бы Горн, да? – спросил я Томаса, кивая в сторону ветра.- Да, и завтра тоже. И вообще в ближайшие несколько дней это невозможно. - А если бы мы сегодня подошли к Горну, как бы мы его проходили? - Мы бы повернули обратно и не прошли его. - Ого... Значит, нам повезло? - Не очень… - Томас затянулся, - но мы использовали единственный шанс. Я вчера сомневался. - Я знаю. Мы посмотрели друг на друга. Томас затушил сигарету и с улыбкой добавил: - Я не знаю, почему я вчера решил идти на Горн. Наверно потому, что ты очень хотел. Через несколько часов ветер утих, и мы долго и нудно шли на моторе. По плану мы должны были сегодня дойти до Пуэрто Торо, но я предложил не останавливаться и дойти до Пуэрто Вильямса. Подумаешь, лишних часа четыре хода. Уж очень хотелось в Вильямс. Там я должен был получить сертификат о прохождении Мыса Горн. Ждать этого события ещё один лишний день было выше моих сил.

В Пуэрто Вильямс мы пришли затемно. Я не знаю, как Томас сумел пришвартовать свой Нунатак в полной темноте. Это тоже элементы его мастерства, которые так и остались неведомы мне. Четырнадцать часов ходу дали себя знать. Замерзший и вдребезги уставший, я не помню, как добрался до каюты.

День восьмой, последний. Пуэрто Вильямс – Ушуайа. Проснулся я рано. Практически с рассветом. Не спалось. Сегодня должно было произойти то, чего я ждал столько времени.

Сертификат! Я поставил кофе, включил компьютер и стал дожидаться общего подъема.

К полдевятому утра мы уже позавтракали и вышли на берег. Мы направлялись к капитанскому ведомству ВМС Чили, тому самому, где выдаются сертификаты о прохождении мыса Горн. Взглянув на море, я съёжился: оно было сплошь покрыто крупными барашками. Ветер дул из Ушуайи, то есть был встречным, дующим прямо в лоб. Ветер.- У нас сегодня будут проблемы? – спросил я Томаса. - Не самые страшные, - ответил он, косясь на воду, - но придется поработать.

В здании капитанского ведомства толпился народ. Пробравшись через толпу, Томас просочился ближе к стойке. - Томас! – кто-то из чиленов заметил его. - Си, си, сеньор! – ответил Томас. - Ха ва ю! - Мерси, са ва! - гыгыгыгыгы… Вот и поговорили. Три фразы на трех языках. И всё всем понятно.

Ещё минут пятнадцать тянулись полжизни. - На, посмотри, тут всё верно? – Томас дал мне черновик сертификата. Я впился в бумагу. - Да, вроде всё в порядке. Ещё через пять минут офицер вынес из кабинета руководителя ведомства голубой листок, положил его в конверт и передал Томасу. Томас как-то не очень торжественно передал его мне. - Держи, это тебе. Офицер говорит, что не помнит, чтобы русские получали его.Ну вот… Кажется, я только сейчас начинаю понимать, что произошло. Я стою здесь, на самом краю Земли, после прохода по Дрейку через мыс Горн, живой, целый и невредимый. Всё оказалось так обыденно и просто. В одиннадцать утра подвиг.

Нет, не всё так просто. Что-то изменилось. Что-то очень изменилось. У меня в голове. Я ещё не понимаю толком, что произошло. Черт с ним, потом разберусь. А сейчас… Сейчас я держу в руках сертификат, и, может быть, это самая важная моя бумага в этой жизни. От моих размышлений меня отвлекла парочка молодых французов, шептавшихся около стойки регистрации документов. Естественно, они быстро разговорились с Томасом, всё же соотечественники. Из обрывков фраз я понял, что Томас решил взять их с нами в Ушуайу. И, насколько я понял, бесплатно. Я не возражал. Подумаешь… Может оно так веселее будет.

Мы вернулись на яхту. Французская парочка затащила на неё свои рюкзаки. Они шарились тут по горам, бюджетно прилетев из Пунты Аренаса всего за полтинник баксов. Мы ждали погранцов, без штампов которых не могли покинуть Вильямс. Погранцы появились только к полудню, и к ним сразу выстроилась очередь из жаждущих и страждущих стартовать в сторону Ушуайи.

Ну вот, все формальности остались позади. Впереди нас ждал последний рубеж. - Как ты думаешь, сколько мы по этой погоде будем идти до Ушуайи? – спросил я Томаса. - До Усуайи? Не меньше восьми часов.

Томас называл Ушуайу, как все аргентинцы – Усуайа. Для контраста вспомнились наши, я слышал этот отрывок их разговора: «Ну что, ты в Шую с нами летишь?...»

Черт! Это мы так будем в Усуайе не раньше девяти. А я-то втайне мечтал ещё сегодня вечером прогуляться по городским улочкам… - Мы же сюда шли не больше четырех часов! - Да, но не было такого ветра.

Соленая вода сделала своё черное дело - фотоаппарат окончательно сдох. Тем временем мы уже отшвартовались и взяли курс на выход из бухты. Ветер, как всегда, налетел почти мгновенно. Уже готовый к такому развороту событий, Томас быстро развернул паруса и мы пошли галсом к другому берегу. Французская парочка довольная сидела на корме. Было видно, что это приключение занимало их. Ну-ну, я посмотрю, как вы тут часов через пять ухмыляться будете, - подумал я, крутя колесо штурвала.

Мы сменили уже четыре галса, но от Вильямса ушли совсем недалеко. Пара яхт, вышедших в Ушуайу вслед за нами, дошли до противоположного подветренного берега, свернули паруса, врубили мотор на полную мощность и худо-бедно потихоньку продвигались вперед. Но Томас, не обращая на них никакого внимания, шел галсами на парусах. Быстро, но криво. К тому же встречный ветер постоянно менял своё направление и его постоянно приходилось ловить, что ещё больше усложняло нашу задачу. Сила ветра была такова, что он умудрился поднять волну в этом фьорде метров до пяти.

Немного успокаивало, что не надо было отвлекаться на строповку и перетяжку парусов. Томас припахал своих соотечественников, которые носились от борта к борту яхты, что-то крутили, тянули, вязали… Ага, давайте, ребята, - думая я, - бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

Часа через полтора мне эта канитель стала надоедать. - Может, включим мотор? – предложил я Томасу, глядя на другие яхты, уже почти дошедшие до ушуайской бухты. - Нет, - коротко ответил Томас.

Он что, решил погонять молодёжь?- думал я. На кой черт мне эта катавасия в последний день? Уже дико хотелось на берег. Я всё-таки не родился на яхте, как некоторые. На очередном галсе моё терпение подошло к концу. В этот момент рядом появился Томас. Казалось, он получает садомазохическое удовольствие от этой карусели на одном месте. - Давай я порулю, - предложил он.

На сей раз я не стал возражать. Да ну на фиг! Сегодня и без меня на палубе тесно! Я нырнул внутрь яхты и начал собирать свои шмотки. С учетом этой дикой болтанки сборы заняли не менее получаса. Собравшись, я не стал торопиться выходить к штурвалу, и наблюдал снизу за происходящим на палубе. За это время за штурвалом уже успели постоять все по очереди. Ветер бушевал, яхту кренило прямо к воде, палубу регулярно накрывали волны. Французы были уже замерзшие и мокрые, как болотные мыши. Романтическое путешествие им выходило явно боком. Но Томас! Он что, не понимает, что делает? И на хрена ему это нужно – устраивать вселенский шухер, когда уже пришло время сушить весла? Внутри меня закипало.

Томас будто услышал меня, заглянул вниз, быстро оценил меня, уже такого всего собранного, и произнес: - А… это очень хорошо, что ты уже собрался. - Ты по прежнему не хочешь включить мотор? – отпарировал я, - все яхты уже давно пришли в Ушуайу. - Я не могу, - вдруг ответил он, - мой мотор вчера испортился, сломался насос охлаждения, поэтому мы не сможем включить его на полную мощность. Пока дойдем до Ушуайи, он перегреется и сгорит.

И с этими словами он опять исчез наверху. Вот это расклад! Пару минут помозговав, я вновь переоделся и вылез наружу к Томасу и окоченевшей парочке. - Я вернулся! – громогласно объявил я и уцепился за штурвал, отогнав от него Томаса.

Бедная молодежь сидела на корме уже сама не своя. Снаружи их заливали волны и выдувал насквозь ветер, а внутри мгновенно укачивало до настоящих рвотных рефлексов. Это как в старой детской загадке: тошнит, а выйти некуда, что это такое? Теперь ясен перец – это яхта Нунатак по пути в Ушуайу.

Надо было как-то поднимать настроение команды. Я громко запел: - Капитан, капитан, улыбнитесь… Томас будто понял, о чем песня, и по его лицу расплылась довольная улыбка. По-французски «капитан» звучит почти также, как и по-русски.

- Томас, где тебе было тяжелее всего? – спросил я. Надо было как-то отвлекаться от мрачных мыслей. Впереди уже виднелись ушуайские домики на набережной, но сколько нам ещё до них идти, одному Богу известно. - На Аляске, под Анкориджем. Я там 36 часов выруливал против урагана. После этого стал лучше изучать прогноз погоды. - А в открытом океане? Ты переходил на яхте океан? - Да… - Томас на секунду задумался, - семь раз. - И как? - Нормально, - Томас безучастно пожал плечами, - когда хорошо подготовишься, никаких проблем. Гораздо сложнее пересечь Бискайский залив, чем океан. - А за сколько дней ты пересекаешь океан? - В последний раз мы шли от Канар до Парамарибо 21 день.

Несколько минут я переваривал услышанное, потом продолжил: - Домой опять на яхте пойдешь через океан? - Нет. Мне здесь нравится. Я оставлю яхту здесь и полечу на самолете. - О как! И будешь сидеть во Франции на суше? - Нет. Возьму яхту у брата. Вот такая жизнь. Чувак вообще не представляет себе жизни не на воде.

Потом я начал о чем-то расспрашивать французов. Чтобы они окончательно не замерзли. За разговорами прошло ещё пара-тройка часов. Мы медленно, но неотвратимо приближались к Ушуайе. После десяти часов борьбы со стихией мы, наконец, вошли в ушуайскую бухту и причалили к знакомому пирсу.

На пирсе нас встречала Роксана. Она наверно живет здесь на пирсе. Обнимались и целовались, как старые знакомые. Она поведала ещё об одной местной традиции – в каком ресторане отмечать приход из Горна. До конца нашего вояжа оставалась всего лишь одна формальность – отметиться в местном капитанском ведомстве. Впрочем, рестораны здесь работают допоздна. Успеем. Заключительные аккорды проходили в теплом и вкусном ушуайском местечке за внушительным куском мяса и бутылочкой мальбека от непревзойденного Луиджи Боска. Несмотря на смертельную усталость, расставаться никому не хотелось. Помолчав, я произнес: - Томас, эта неделя изменила меня. Спасибо тебе. - С тобой можно ходить на Горн, - ответил он, - и не забудь, теперь ты имеешь право на серьгу в левом ухе. серьгаДа… За эту неделю мыс Горн превратился для меня из точки на карте в реальное и очень осязаемое место. Пройти его на парусе на двенадцатиметровой яхте – это действительно немалый риск и труд. А ещё – везение и удача, без которых всё могло обернуться совершенно по-другому.

Я знаю, реально я оценю всё происшедшее со мной за эту неделю только спустя много времени. Но сейчас я уже понимаю: есть в жизни вещи, которые имеет смысл сделать. Хотя бы однажды. И я сделал это.

ru-travel.livejournal.com

Как гуляют руки по штурвалу — журнал За рулем

БАРАНКИ В УПАКОВКЕ

Разместить кнопки на руле — дело нехитрое. Проблема — соединить провода во вращающемся рулевом колесе с неподвижными электрическими цепями в колонке. Простенькие конструкции, где на штурвал выведена только «бибикалка», обходятся ползунком, который ездит по контактным кольцам. Кнопка на руле замыкает контакты, ток по пластине течет к клаксону. Второй провод не нужен, минус «сидит» на рулевом вале.

Конструкцию «переходника» изменили ради подключения новых устройств. Одно из них — подушка безопасности, к которой идут питающие и управляющие электрические цепи. Место ползунка занял плоский шлейф, намотанный на катушку. При повороте руля он вытягивается на нужную длину, а потом вновь накручивается на бобину. Кстати, многие горе-ремонтники, снимая рулевое колесо, забывают потом выставить «переходник» в среднее положение. А так как длина шлейфа ограничена (она рассчитана обычно на четыре оборота руля), то после первого же поворота «штурвала» до упора приходится заказывать новую деталь.

В рули современных автомобилей с мультиплексной проводкой часто встраивают управляющий блок, который собирает сигналы от всех кнопок на баранке, преобразует их в цифровой код и передает адресатам. Такое устройство позволяет не тащить широкий шлейф от штурвала к рулевой колонке, сделав конструкцию более компактной.

ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

Количество и само наличие кнопок на руле не всегда зависят от цены автомобиля. Конечно, на дешевых машинах они почти не встречаются. Но иногда и дорогие модели обходятся аскетичным, по нынешним понятиям, набором.

Например, на руль «Лексуса-GS300» вынесены только кнопки переключения передач. С лицевой стороны обода — «Down» для последовательного переключения вниз, на обратной — «Up», соответственно, вверх. Кстати, японцы выбрали не только оригинальное расположение, но и обозначения кнопок (у большинства моделей на клавишах коробки — значки «плюс» и «минус»). Правда, иногда так помечают и кнопки регулирования громкости магнитолы или управления круиз-контролем. Тогда для коробки передач используют другие символы, а клавиши располагают в стороне от остальных.

На некоторых автомобилях с гидромеханическими коробками или вариаторами встречаются иные обозначения на руле. Например, у «Хонды СR-V» на баранке расположены две клавиши, управляющие «автоматом» — индекс «D» соответствует обычному режиму, «S» — спортивному.

НА НЕСКОЛЬКО ОКТАВ

Да что там коробки передач — на большинстве современных моделей рули буквально усеяны кнопками: клавишей — на пару фортепьянных октав. Они отвечают за аудиосистему, телефон, круиз-контроль и другие опции.

На штурвале БМВ 7-й серии под правой рукой расположена кнопка «S/М» — спортивный или ручной режим коробки. Чуть ниже — клавиши аудиосистемы. С их помощью ищут нужную радиостанцию или любимую песню на компакт-диске. Самую нижнюю кнопку можно запрограммировать, возложив на нее любую из перечисленных функций.

Клавишами «плюс» и «минус», расположенными под левой рукой, регулируют громкость звука аудиосистемы и громкоговорящей связи. Под ними — управление телефоном, а выше — запуск системы голосовых команд.

Пока до унификации расположения клавиш не дошли даже конструкторы одной фирмы. Проектируя «семерку», баварские инженеры вынесли управление круиз-контролем на подрулевой переключатель, а в «трешке» предпочли-таки расположить клавиши на руле. «Плюсом» и «минусом» задают нужную постоянную скорость, а запоминают ее, нажав соседнюю кнопку.

Конструкторы современного «Гелендевагена» не стали распыляться по мелочам — вывели на руль управление бортовым компьютером. Нажимая кнопки, можно «ходить» по меню, отдавая команды различным приборам и системам. Кстати, такая схема управления реализована не только на вседорожнике, но и купе «Мерседес-Бенц CL».

БАРАНКИ НОВОЙ ВЫПЕЧКИ

Похоже, в ближайшее время достойной замены привычному рулевому колесу не появится. Разве что штурвалы станут еще меньше — как у концептов, многие из которых через несколько лет превратятся в серийные модели.

Но вырисовывается и другая тенденция — «штурвалы» будущего будут еще плотнее усеяны кнопками. В прототипе «Вольво-SCC» можно, не снимая рук с баранки, управлять бортовым компьютером, навигацией, круиз-контролем, аудиосистемой. Рядом — кнопки, отвечающие за климат в салоне и работу видеокамер заднего вида. А кнопки на руле «Сузуки-Концепт S» заменили подрулевые переключатели.

Конечно, маловероятно, что рули серийных автомобилей будут настолько перегружены кнопками и тумблерами, как «штурвалы» автомобилей формулы 1. Просторный салон, в отличие от тесного кокпита, не зажимает конструкторов в строгие рамки. К тому же рядовому водителю недолго и запутаться в мудреной клавиатуре.

А вот некоторые гоночные «штучки», например информационные дисплеи в середине баранки, вероятно, появятся на дорогих автомобилях уже через несколько лет. При необходимости они отобразят самую разнообразную информацию о состоянии автомобиля и предстоящем маршруте.

Интересно, а можно будет, припарковавшись, посмотреть на руле кино или сыграть партию в шахматы с умным бортовым компьютером?

Конструкция «переходника» рулевого колеса: 1 — подвижное кольцо; 2 — провода к рулевому колесу; 3 — корпус; 4 — провода к рулевой колонке; 5 — соединительный шлейф.

Правой рукой водитель БМВ 7-й серии управляет коробкой передач и аудиосистемой, левой — телефоном и системой гол

www.zr.ru

Руль, штурвал и... "бычий хвост" — журнал За рулем

КЛУБ

Автолюбителей

РУЛЬ, ШТУРВАЛ И... «БЫЧИЙ ХВОСТ»

Казалось бы, вполне привычное устройство в автомобиле — руль — тоже имеет свою историю, и достаточно интересную. Рассказывает Сергей КАНУННИКОВ.

Начнем с того, что существовал автомобиль вовсе без руля! Водитель управлял им с помощью длинного изогнутого рычага. В начале века за этим рычагом закрепилось меткое прозвище — «бычий хвост». Такое управление применялось, в частности, на «Даймлере» 1899 года, «Олдсмобиле» 1901-го, выпускавшемся по лицензии российским «Дуксом», и других моделях.

На многих первых автомобилях руль был некруглым. Обод с большим вырезом, как у современного самолетного штурвала, имел еще и вертикальный рычаг для удобства руления. Почти все штурвалы тогда располагались горизонтально. Они были небольшого диаметра с толстым ободом — почти как сейчас.

Постепенно и угол наклона рулевой колонки приблизился к современному. Толстые рули делали из дерева, с тремя-четырьмя спицами. В наше время обод из дерева — знак особого престижа. А вот количество спиц уменьшалось и в 1955 году дошло до одной: односпицевый руль на «Ситроене-DS19» стал, во-первых, одной из составляющих сенсационности автомобиля, а во-вторых, фирменной чертой последующих «ситроенов».

Кнопка звукового сигнала в середине руля появилась в 30-х годах. Но уже тогда управление звуковым сигналом на некоторых автомобилях было вынесено на отдельное кольцо. Такая конструкция сохранялась довольно долго. Она знакома по «Победе» третьего поколения, «Волге» ГАЗ-21, VAZ 2101, ИЖ-412.

В 50-х годах из США пришла мода на очень тонкие ободы рулей с сильно утопленной, как тогда считалось, безопасной ступицей. Тонкие рули, считавшиеся изящными, еще как-то были оправданны на американских машинах с гидроусилителями. Европейские же тонкие рули, в частности на тех же VAZ 2101 и ИЖе, вспоминаются без симпатии.

В 30-40-х годах на некоторых автомобилях, например на «Татре-87», появились рули со спицами, набранными из довольно тонких пружинящих проволок. Предполагалось, что при аварии такая конструкция будет смягчать удар водителя о руль. Однако возникла другая опасность — ступица оставалась на месте, а проволоки при сильном ударе иногда рвались, причиняя другие травмы.

Идея некруглого руля не устает будоражить воображение стилистов. На «Империал-Кастом-Саутгемптон» 1960 года руль был приплюснут в верхней части. Сейчас подобные рули в стиле формулы 1 предлагают некоторые специализированные фирмы. Однако на формульных болидах рулевое управление сверхчувствительное — перехватывать баранку не надо, не то что в обычных машинах. Кстати, на рули «формул» выведено кнопочное управление различными системами, в том числе переключением передач.

Быстросъемные рули применяют на гоночных машинах с 30-х годов — без этого в кокпит проникнуть невозможно. А на серийном «Мерседесе-300SL» первого выпуска руль был хотя и несъемным, но откидывающимся. Иначе сесть в тесный спортивный автомобиль с очень высокими порогами просто не удавалось.

Рис. 1. Система управления «Де Дион-Бутон», сочетающая собственно руль, рычаг сцепления, рукоятки моторного тормоза, опережения зажигания и... акселератора.

Рис. 2. Рулевое колесо «Панар-Левассор» с рукоятками газа и опережения зажигания.

Перейти в медиа раздел с популярными галереями автомобилей

Посмотрите все фото и видео, которые нравятся нашим пользователям.

Автоновости на нашем канале в Яндекс.Дзен

Подпишитесь на автоновости на нашем канале в  Яндекс Дзен

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

www.zr.ru

Руль, штурвал и... "бычий хвост" - Январь 1997 года

Зарулем
  • Онлайн
    • Архив
    • Форум
    • Wiki
    • Купи авто
    • Реклама
  • Издания
    • Журнал “За рулем”
    • Газета “За рулем – Регион”
    • Журнал “Купи авто”
    • Журнал “Мото”
    • Журнал “Рейс”
    • Книги, Каталоги
    • Подписка
  • Товары и услуги
    • Интернет магазин
    • Товары ЗР
    • Реклама
    • Турбюро
  • Реклама
  • Подписка
  • Архив
  • Форум
  • Wiki
  • Купи авто
  • Войти
  • Анонсы
  • Издания
    • За рулем
    • Газета "За рулем - Регион"
    • Купи авто
    • Мото
    • Рейс
  • За рулем
  • Газета "За рулем - Регион"
  • Купи авто
  • Мото
  • Рейс
  • Книги и каталоги
    • Новинки
    • Популярная литература
    • Техническая литература
  • Марки и модели
    • Все марки
    • Acura
    • Alfa Romeo
    • Alpina
    • Aston Martin
    • Audi
    • BAW
    • Bentley
    • BMW
    • Brilliance
    • Bristol
    • Bugatti
    • Buick
    • BYD
    • Cadillac
    • Caterham
    • Changan
    • Chery
    • Chevrolet
    • Chrysler
    • Citroen
    • Cord
    • Dacia
    • Daewoo
    • Daihatsu
    • Delahaye
    • Derways
    • DFM
    • Dodge
    • Eriba moving
    • FAW
    • FBS
    • Ferrari
    • FIAT
    • Fisker
    • Ford
    • Freightliner
    • Geely
    • GMC
    • Great Wall
    • Grinnall
    • Gumpert
    • Hafei
    • Haima
    • Hino
    • Honda
    • Horch
    • Hummer
    • Hymer
    • Hyundai
    • Infiniti
    • International
    • Iran Khodro
    • Isuzu
    • Iveco
    • JAC
    • Jaguar
    • Jeep
    • Jinbei
    • Kamaz
    • KIA
    • Lamborghini
    • Lancia
    • Land Rover
    • LDV
    • Lexus
    • Lifan
    • Ligier
    • Lincoln
    • Lotus
    • Luxgen
    • Mahindra
    • Man
    • Maserati
    • Maybach
    • Mazda
    • Mercedes-Benz
    • Mercury
    • MG
    • Mini
    • Mitsubishi
    • Morgan
    • Nash Ambassador
    • Nissan
    • Noble
    • Opel
    • ORCA
    • Pagani
    • Pegaso
    • Perodua
    • Peugeot
    • Piaggio
    • Pininfarina
    • Polaris
    • Pontiac
    • Porsche
    • Proton
    • Renault
    • Rolls-Royce
    • Rover
    • SAAB
    • Saleen
    • Samsung
    • Saturn
    • Scania
    • Scion
    • SEAT
    • Setra
    • Shuanghuan
    • Skoda
    • Smart
    • Spyker
    • Ssang Yong
    • Steyr
    • Strathcarron
    • Studebaker
    • Subaru
    • Suzuki
    • TATA
    • Tianma
    • Tianye
    • Toyota
    • Tucker
    • Venturi
    • Volkswagen
    • Volvo
    • Vortex
    • Westfield
    • Willys
    • Xin Kai
    • YAMAHA
    • Zxauto
    • Богдан
    • ВАЗ
    • Валдай
    • ВИС
    • Волжанин
    • ГАЗ
    • ГолАЗ
    • ё-мобиль
    • ЗАЗ
    • ЗИЛ
    • ЗИС
    • ЗМЗ
    • ИЖ
    • КАВЗ
    • Комбат
    • КРАЗ
    • ЛиАЗ
    • МАЗ
    • Москвич
    • ОКА
    • ПАЗ
    • РОАЗ
    • Сталкер
    • ТагАЗ
    • Тигр
    • УАЗ
    • Урал
  • Поиск
Зарулем
  • Анонсы
  • За рулем
  • Газета "За рулем - Регион"
  • Купи авто
  • Мото
  • Рейс
  • Книги и каталоги
  • Марки и модели
  • Поиск
ЗР 1997
  • ЗР 2018
  • ЗР 2017
  • ЗР 2016
  • ЗР 2015
  • ЗР 2014
  • ЗР 2013
  • ЗР 2012
  • ЗР 2011
  • ЗР 2010
  • ЗР 2009
  • ЗР 2008
  • ЗР 2007
  • ЗР 2006
  • ЗР 2005
  • ЗР 2004
  • ЗР 2003
  • ЗР 2002
  • ЗР 2001
  • ЗР 2000
  • ЗР 1999
  • ЗР 1998
  • ЗР 1997
  • ЗР 1996
  • ЗР 1995
  • ЗР 1994
  • ЗР 1993
  • ЗР 1992
  • ЗР 1991
  • ЗР 1990
  • ЗР 1989
  • ЗР 1988
  • ЗР 1987
  • ЗР 1986
  • ЗР 1985
  • ЗР 1984
  • ЗР 1983
  • ЗР 1982
  • ЗР 1981
  • ЗР 1980
  • ЗР 1979
  • ЗР 1978
  • ЗР 1977
  • ЗР 1976
  • ЗР 1975
  • ЗР 1974
  • ЗР 1973
  • ЗР 1972
  • ЗР 1971
  • ЗР 1970
  • ЗР 1969
  • ЗР 1968
  • ЗР 1967
  • ЗР 1966
  • ЗР 1965
  • ЗР 1964
  • ЗР 1963
  • ЗР 1962
  • ЗР 1961
  • ЗР 1960
  • ЗР 1959
  • ЗР 1958
  • ЗР 1957
  • ЗР 1956
  • ЗР 1955
  • ЗР 1954
  • ЗР 1953
  • ЗР 1952
  • ЗР 1951
  • ЗР 1950
  • ЗР 1949
  • ЗР 1948
  • ЗР 1947
  • ЗР 1946
  • ЗР 1945
  • ЗР 1944
  • ЗР 1943
  • ЗР 1942
  • ЗР 1941
  • ЗР 1940
  • ЗР 1939
  • ЗР 1938
  • ЗР 1937
  • ЗР 1936
  • ЗР 1935
  • ЗР 1934
  • ЗР 1933
  • ЗР 1932
  • ЗР 1931
  • ЗР 1930
  • ЗР 1929
  • ЗР 1928
№1
  • №1
  • №2
  • №3
  • №4
  • №5
  • №6
  • №7
  • №8
  • №9
  • №10
  • №11
  • №12
Руль, штурвал и... "бычий хвост"
  • К обзору номера
  • 1 — ОБЛОЖКА НОМЕРА
  • 3 — СОДЕРЖАНИЕ
  • 4 — АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ
  • 6 — СОБЫТИЕ
  • 8 — КОЛЕСО
  • 12 — РЕПОРТАЖ ЗР
  • 14 — TECT ЗP
  • 21 — ПРЕЗЕНТАЦИЯ
  • 25 — "Крокодил" высокой проходимости
  • 28 — ВЫСТАВКИ, САЛОНЫ

www.zr.ru

Картинки девушка за штурвалом, Стоковые Фотографии и Роялти-Фри Изображения девушка за штурвалом

Красавец в шлеме на синем фоне — стоковое фотоКрасивая молодая блондинка женщина у руля корабля — стоковое фотоПара, глядя на шлем — стоковое фото

SashaKhalabuzar

7360 x 4912

Женщина вождение парусная лодка — стоковое фотоМолодые люди стоя на яхте — стоковое фотоДевушка Капитан яхты — стоковое фотоТемноволосый молодой женщины в черном снаряжение с рулевого колеса в ее руках — стоковое фотоЖенщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоПарень учит девушку яхты — стоковое фотоСексуальная Женщина Расстегнутую Рубашку Надеть Шлем Ног Удерживая Американский Футбольный — стоковое фото

AntonSofiychenko

3683 x 5524

Женщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоЖенщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоЖенщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоАрхитектор женщина дать палец вверх — стоковое фотоЖенщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоЖенщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоЖенщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоЖенщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоЖенщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоЖенщина за рулем яхты — стоковое фотоЖенщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоЖенщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоЖенщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоКрасивая модель с зеленой свежей дыней как жесткий головной убор — стоковое фотоЖенщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоЖенщина за рулем яхты — стоковое фотоПара, вождение в автомобиле — стоковое фотоПарусный спорт яхты — стоковое фотоСмешные девочки в костюмах пирата — стоковое фотоДевушка штурвала яхты — стоковое фотоДевочка воина — стоковое фотоДевушка превращается шлем — стоковое фотоЛодка в море — стоковое фотоЖенщина за рулем яхты — стоковое фотоМолодая девушка сидит на груди и пытаться найти решение co — стоковое фотоЖенщина воин, стоя на коленях с мечом и щитом — стоковое фотоПарусное судно — стоковое фотоМолодая женщина, сидящая на скутер — стоковое фотоЖенщина за рулем яхты — стоковое фотоПортрет красивой девушки одежду морской, абстрактные — стоковое фотоАзиатский бизнес женщина носить шлем — стоковое фотоСайт в разработке — стоковое фотоЛодка в море — стоковое фотоКрасивая молодая женщина с шлем — стоковое фотоЖенщина за рулем яхты — стоковое фотоДевушка за руль автомобиля — стоковое фотоАзиатская женщина верховой езды скутер — стоковое фотоМолодая женщина, сидящая на скутер — стоковое фотоМолодая, красивая женщина управляет яхтой — стоковое фотоСчастливый любовник вождения парусная лодка — стоковое фотоМаленькая девочка в синей куртке — стоковое фото

BestPhotoStudio

2500 x 1695

Молодые автостопом на дороге и человек вождения — стоковое фотоЖенщина за рулем яхты — стоковое фотоЖенщина с шлем мотоцикла — стоковое фотоДевушка Капитан яхты — стоковое фотоДевушка за руль автомобиля — стоковое фотоРадостное пара вождения парусная лодка — стоковое фотоДевушка с армии США мотоциклетный шлем — стоковое фото

ru.depositphotos.com

Дакар отдыхает, или по Аргентине за рулем и за штурвалом. Горн, ч.1

Вокруг мыса Горн на парусе. Рассказ пятый, самый главный.  

- Так что вы предлагаете? Увидеть Париж и умереть? - Нет. Пройти мыс Горн на парусе и остаться живым…

 красные перечеркнутые - затонувшие корабли и яхты

            День первый, подготовительный.

            День начался, мягко говоря, отвратно.

            Я проснулся в ушуайском отеле с видом на бухту. На её противоположной стороне находился яхт-клуб. Не долго думая, я оделся, сел в машину и доехал до него. Вид на яхт-клуб и Ушуайу.  Яхт было немного, десяток-полтора, не больше. Пройдя по длинному пирсу, я спросил у случайного чувака, нельзя ли нанять кого-то для похода вокруг мыса Горн. Чувак скривился, ответил, что не знает, и лучше всего мне переписать названия яхт, после чего попробовать найти их хозяев по интернету, и там уж пытаться о чем-то договариваться. Перспектива оптимизмом явно не отдавала, но делать было нечего. Я прошел к яхтам. Начался дождь, авторучки с собой не было, и я решил сфотографировать названия яхт, чтобы потом в теплоте отеля попытаться как-то найти по названиям их хозяев.             Извлеченный из кармана куртки ремешок фотоаппарата зацепил и увлек с собой ключ от машины, и… бульк… Я с ужасом увидел исчезающий ключ от машины в темной толще воды под пирсом. Это был настоящий шок. Нет, только представьте себе: ключ арендованной машины надежно утоплен, в городе я никого не знаю, испанского не знаю, «рент а кар» находится через две границы, документы на машину заперты внутри.

            В полной прострации я медленно шел с пирса на берег. В голове роились варианты выхода из этого безвыходного положения, один другого бредовее.             Hola! – послышалось сбоку. Это они по-испански так приветствуют друг друга. Типа английского «хелло». Они тут здороваются всегда и со всеми, включая тех, кого видят в первый и последний раз. Так принято.             Хелло, - я ответил так, что в ответе слышалась вся скорбь еврейского и армянского народа, умноженная на сто сорок пять и пять в периоде.             - У вас какие-то проблемы? – тут я обратил внимание на говорящего. Это была женщина энергичного вида, лет 35.             - Есть, - честно признался я, - ключ от машины, понимаете ли… бульк… - я очень образно показал ей, что произошло.             - О, это не проблема! У нас тут на яхтах постоянно что-то роняют в воду! Я могу вызвать аквалангиста, правда, это будет стоить сто долларов.             Сто долларов! Да я готов был тут же дать ей штуку, только чтобы эта проблема хоть как-то была решена. Ещё не веря своему возможному спасению, я прокричал:             - Иес, иес, офкос, но проблем!             Дамочка открыла мобильник и начала звонить.             - Да, жаль, тот аквалангист, который мог бы достать ключ за пять минут, сейчас в Мендосе… Сейчас звоню другому, этот минут за двадцать вытащит… О кей, всё в порядке, сейчас приедет, ждите.

            И действительно, спустя 15 минут к яхт-клубу подъехала красная «Мазда», из которой с деловым видом вышел парень, напялил на себя гидрокостюм, вытащил из багажника оборудование и направился к пирсу.   Пребывая в помутненном сознании, я опустил веревку с грузом в том месте, где обронил ключ, и стал ждать.

            - А что вы тут делаете? – дамочка была ещё рядом.             - Я зашел… я хотел узнать, можно ли тут арендовать яхту на мыс Горн.             - Если у вас есть время, то это не проблема!             Помните кинофильм «Криминальное чтиво»? Там был специальный мужчина, мистер Вульф, который решал все проблемы. А здесь эту роль выполняла она.             - Как вас зовут? – я понял, что это уже не совсем мимолетное знакомство.             - Роксана. Я тут помогаю тем, кому что-то нужно в яхт-клубе. Это моё хобби. А вот и мой муж, - из каюты соседней яхты вылез немолодой мужичок и занялся на палубе какими-то своими делами.             - А что значит «время»? - поинтересовался я.             - Я сейчас попробую узнать, пока вы тут ждете ваш ключ, - ответила Роксана, - возможно, вам придется пару дней подождать, пока я подберу вам хороший вариант, - и исчезла среди яхт.

            Аквалангист тем временем к моему счастью и под овации присутствующих вытащил ключ от машины. Кто-то с соседней яхты тут же схватил его и – не просто так! – а привязал к нему нетонущий брелок-поплавок и радостно вручил его мне.

            Спустя минут пять появилась Роксана.             - Слушайте, я вам уже нашла капитана, который может пойти с вами на мыс Горн. Он из Франции, но это очень счастливый и везучий капитан, так что, если хотите, пошли поговорим с ним на его яхте.             Ощущение, что всё происходит во сне. Запрыгнув вслед за Роксаной на небольшую яхточку, я увидел человека. Парень, лет 35, похож на французов (уж я-то их знаю!), такой весь правильный, ничего в образе брутально-капитанского и в помине нет. Впрочем, думаю, выводы делать не буду, подожду немного. Вскоре за парнем из каюты вылезла молодая женщина, тоже чисто французского вида.             - Томас, - представился парень, - а это Федерика, - и он познакомил меня со своей спутницей.             Поздоровались. Сели. Роксана завела разговор.             Я решил для себя, что особо не буду вмешиваться. Разговор шел по-испански с некоторыми английскими выражениями. Частично понятно, но хотелось, чтобы уж быстрее они о чем-то договорились. Меня интересовало только одно. После минут 15 разговора я спросил парня на чистом французском:             - А как мыс Горн обходить предлагается? На моторе?             В этот момент глаза Томаса бешено блеснули. И я увидел этот блеск.             - Нет, под парусом! Конечно под парусом!             Всё! Я всё понял! Это был момент, который решил всё. Да, я пойду с ним. За любые деньги, на любых условиях, сколько бы времени это не заняло.             - Ты понимаешь по-французски? – спросил меня Томас.             - Немножко, - скромно ответил я.             - А ты уже ходил под парусом?             - Да, пару раз, - честно соврал я. То есть я, живя в Питере, конечно же, ходил на яхте к кронштадским фортам, но разве сравнишь пьянку у фортов с походом на мыс Горн?             - Что ж, - Роксана довольно обратилась ко мне, как бы подводя итог встречи, - ваше путешествие продлиться восемь дней, нужна чилийская виза на восемь дней, и стоить это будет…             - Стоп! У меня нет визы на восемь чилийских дней! А нельзя за 4?             Дело в том, что ещё в Москве я взял визу на 3 въезда в Чили на десять дней. Из них уже 5 я потратил на Антарктиду. Ещё один день мне нужен на прогон машины обратно в Калафате. Остается только 4 дня. М-да, оказывается мыс Горн – это чисто чилийская тема…             - За 4 нельзя, - отрезал капитан, - минимум 7 ночей.             Воцарилась неловкая тишина. Как вы думаете, кто спас положение? Конечно же, опять Роксана.             - Погодите, может быть это тоже не проблема, - произнесла она, набирая какой-то номер телефона.             Я безучастно смотрел на неё. Только что почти начинающая сбываться мечта моментально отдалилась на недосягаемое расстояние.             - Так, я договорилась с нашим чилийским консульством в Ушуайе, - сказала Роксана, - поехали быстрее, сегодня в пятницу они работают до часу дня, а уже начало двенадцатого. Постараемся успеть.             Мы стремглав вскочили в машину и уже через 10 минут были у консульства.             Я не понимаю испанский. Они любят поговорить. Они шумно что-то обсуждали полтора часа без перерыва, спорили, доказывали друг другу, вертели мой паспорт, рассматривали мою московскую визу. В конечном итоге за десять минут до закрытия консульства они наштамповали мне в паспорт кучу штампов, расписались на них раза три и отдали паспорт Роксане.             - Теперь у тебя многократная виза в Чили на месяц, - удовлетворенно пояснила мне Роксана, отдавая паспорт.             - Слушай, сколько я тебе должен? – не выдержал я, когда мы вышли из консульства.

            - О, не беспокойся, я же сказала, что это моё хобби! Это со мной Роксана. Миссис Вульф.

            Я могу лишь предположить, что она взяла-таки процент от капитана. Не знаю, какой. Вот примерно так они живут и общаются друг с другом в Аргентине. Фантастика. Если соберетесь по моим стопам, дам вам адрес и телефон Роксаны. Это лучшая из любых видов помощи, которая только может вам понадобиться здесь, на самом краю Земли.             Мы вернулись на яхту. Капитан Томас и его подруга Федерика после некоторых мучительных раздумий выдали мне ценник (чуть меньше 2000 долларов на человека за 8 дней, включая кормежку), проинструктировали, что надо брать с собой и договорились на завтрашнее время выхода к Горну. Роксана сопровождала меня до последнего момента. Я был по-настоящему растроган её участием. Тут же взял её адрес, дозвонился в Питер, разбудил водителя и поручил ему завтра же купить и отправить по этому адресу пару хороших календарей с видами города. Мелочь, а, надеюсь, будет приятно.             На этом мы сегодня расстались. Я пошел снимать деньги с кредиток.             Остаток дня я потратил на получение наличных денег. Дело в том, что это оказалась весьма непростая задача. Действие кредитных карт здесь ограничено. Более-менее исправно работала только валютная кредитная VISA. И то, снять с неё деньги можно было только три раза в сутки примерно по 500 (где-то по 1000) песо, и всё. Мастер практически не работал, виза-электрон тоже. В общем, имея целых четыре кредитки с деньгами на них, на получение налички я потратил два дня и справился с этим заданием, но с огромным трудом.

            Около обменника встретил двух наших матросов. В Ушуайе стояли два наших корабля – «Академик Иоффе» и «Любовь Орлова». Перекинулись парой слов. Я сказал им, что завтра иду на Горн. На чем? – На яхте… Да, примерно на неделю… Не помню, яхта метров пятнадцать примерно… Выслушали молча, потом пошли, один обернулся, ещё раз внимательно посмотрел на меня и покрутил пальцем у виска. Знаете, в такие моменты жизни эмоции покидают меня. Я всё делаю на автомате. За меня переживает кто-то другой, там, сверху…

            День подходил к концу. Я болтался по центральной улице Ушуайи, присматривая себе обмундирование на яхту. Как выяснилось, я сделал это очень правильно. В Ушуайе очень качественная одежда для моря, сделанная по новейшим технологиям. Простенькая курточка аргентинского производства, приобретенная, можно сказать, в сувенирном ушуайском магазине, сослужила мне замечательную службу, оставив сухим и непродуваемым в самых жёстких морских переделках.             День второй, Ушуайа – Пуэрто Вильямс.             Немного странно, почему Томас сказал, что на яхте надо было быть в двенадцать. Вроде бы середина дня. И мы в этот день стартуем? Воображение рисовало борьбу с водной стихией, тяжелый ходовой день… Всё оказалось не так. Но я был спокоен. Капитан всегда прав.             Утром выписался из отеля и прошвырнулся по продуктовым магазинам. Откуда мне знать, как там с кормежкой? Помню, кормили меня один раз во Франции, чуть не сдох от голода. Прикупил красного вина, кучу всякого провианта, начиная от почти нормандского камамбера, и кончая ингредиентами для русского борща.             За полчаса до условленного времени я подъехал к яхт-клубу, вытащил из багажника пару здоровенных баулов и потащил их к пирсу. На яхте все были уже в сборе, включая вездесущую Роксану и ещё пару человек, наверно гостей с соседской яхты. Первым делом Томас изъял у меня паспорт. - Едем, - коротко скомандовал он. Лишних вопросов я не задавал. Через 15 минут мы были уже в местной таможне, где Томас, как выяснилось, был со всеми на короткой ноге. - Если что, говори, что мы с тобой старые знакомые, и ты ничего не платил, - шепнул он мне. - Кстати, а ты откуда? Франция-то большая. - Из Бретани. Я даже просветлел. Я очень люблю бретонцев. Это не совсем французы, и мне они нравятся этим. Томас заметил перемены на моём лице. Он вообще очень наблюдателен. - Ты знаешь Бретань? - Конечно. Изумрудное побережье – одно из самых моих любимых мест в Европе. - Хорошо… Ещё поговорим об этом, - и он исчез с моим паспортом в каких-то кабинетах.             Минут десять нам хватило на оформление выезда из страны. Как я уже говорил, всё, что ниже Ушуайи, включая мыс Горн, - оказывается, чисто чиленская тема. Они сами так себя называют – не чилийцы, а чилены. Ну разве устоишь их называть после этого как-то по-другому?             После таможни и пограничного капитанского ведомства Томас завернул в город и прикупил горячих свежих панадосов. Я много слышал о них раньше, но как-то до этого времени так и не удосужился их попробовать. Это обыкновенные пирожки с мясом. Вернее, они необыкновенные. Я был не очень голоден, но от их вкуснейшего запаха, тут же заполнившего всю машину, сперло дыхание и закружилась голова.             Минут через 10 мы были уже на яхте. Интересное это было зрелище – пять человек сидит на палубе яхты за столом, едят пирожки с кока-колой и разговаривают одновременно на четырех языках. И все друг друга понимают!             Тут я выяснил, что в нашей команде произошли некоторые изменения. Не знаю, что за эти сутки произошло у них с Томасом, но Федерика договорилась идти на какой-то другой яхте в Антарктиду. Томас внес поправку в повестку дня: мы идем на Горн в составе трех человек: меня, Томаса и Катерины. Нет, я всё понимаю, но Федерика… Она пошла из Ушуайи в Антарктиду на практически такой же яхте (14 метров) на целый месяц в обществе шести немцев, не считая капитана. Вы только представьте, восемь человек на одной малюсенькой яхте в дикий холод и качку целый месяц портят воздух перед носом друг у друга? Я бы уже убил кого-нибудь. Один мой приятель, знакомый с ходками, выразил предположение, что они так пошли, чтоб не брать лишний провиант – вернутся где-то трое, не более… В общем, вы сейчас читаете эти строчки, а они всё ещё болтаются там где-то. Волосы дыбом встают на всех местах от этих мыслей.             Что ж, команда была в сборе. Наконец, отчалили. Томас – сама любезность – сакраментально произнес пару слов на тему, что, мол, если кое-кто не хочет напрягаться, то он сам готов рулить в одиночку. Сказано это было так, что я тут же пошел надевать водозащитную одежду. Я понял, что пришла пора по-настоящему впрягаться. А что? Я вроде как по-другому и не собирался. Что может быть паскуднее, чем обойти мыс Горн простым зевакой-туристом?

            А денёк выдался на славу. Как сказала Роксана, это был первый летний день в Ушуайе – градусов 17-18 тепла, безветрие и солнце. Вышли на моторе. Встав за штурвал, я любовался Ушуайей с воды.

Халява. Туристы едут смотреть коммодоров и морских львов, не дальше. На фоне гор открывались необыкновенные по красоте виды. Солнце пригревало так, что хотелось попробовать искупаться. Вдруг совсем рядом с яхтой на секунду появился чей-то черный плавник размером около 15 сантиметров. Желание купаться мгновенно улетучилось. Я перестал отвлекаться на всякие глупости и начал вживаться в матросские функции. Томас периодически вылезал на корму, корректировал курс и опять скрывался внутри яхты.

            Часа через два мы прошли около каменных островов, на которых гнездились коммодоры   и загорали морские львы. Томас отогнал меня от штурвала и дал возможность пофотографировать их. Я воспользовался случаем и сделал несколько запоминающихся кадров.

   (на днях помещу в блоге ещё фотки из этого отрезка путешествия, которые не влезли сюда).

            В общем, ничего не предвещало форс-мажора... ... продолжение следует... 

ru-travel.livejournal.com

Дакар отдыхает, или по Аргентине за рулем и за штурвалом. Горн, ч.2

Вокруг мыса Горн на парусе. Рассказ пятый. Часть 2. Раритетная посудина на стоянке в Пуэрто Вильямсе. ...это продолжение...   начало здесь: http://jung-le.livejournal.com/83231.htmlНичего не предвещало форс-мажора. И вдруг в течение каких-то пары минут из ближайшей расщелины гор дунул сначала свежий, а потом и совсем шальной ветер. Вода окрасилась барашками. Томас тут же выскочил наружу, за считанные секунды натянул паруса и вырубил мотор. Ветер дул встречно-боковой, но яхта шла на 7-8 узлах, накренившись больше чем под 45 градусов к морю. Управлять сразу стало сложнее, яхта так и норовила соскочить с курса, и я остаток дня до боли в мышцах крутил баранку штурвала, чтобы не ударить перед Томасом лицом в грязь.

- Откуда такой ветер, ты знал прогноз? – спросил я Томаса. - Ничего особенного, - Томас спокойно закурил, - здесь постоянно так, ты ещё увидишь. Я не стал уточнять, что мне предстоит увидеть. Солнце тем временем заходило за горы. Смеркалось. Мы подходили к Пуэрто Вильямс – небольшому чилийскому селению. В бухте Пуэрто Вильямса - Сегодня будем пить, - констатировал Томас. - Традиция? – уточнил я. - Нет. Суббота. В Вильямсе в субботу вечером все пьют.

Мы подходили к пристани. После полученных от Томаса уроков узловязания я довольный спустился вниз и достал бутылку хорошего красного вина. И тут я понял, почему Томас так много времени проводил внизу. Меня ждал горячий изысканный ужин. Потом мы ужинали, как-то незаметно приговорив весь камамбер и пару бутылочек вина на троих, после чего Томас повел нас в местный бар.

Бар располагался на старой барже, являющейся частью пирса. Пили действительно все. Вся деревня. Мне налили какого-то злого кислого и шипучего коктейля, от которого желудок нервно застонал. С вином эта жидкость явно не дружила. Как они пьют такую гадость? Я чуток отхлебнул его, рассчитался и всучил бармену в качестве сувенира наш русский червонец. Радости не было предела. Он сказал, что я первый русский, которого они видят в Пуэрто Вильямсе, приколотил червонец к барной стенке и сказал, что я начал у них в баре новую коллекцию иноземных денег. Томас тем временем заливал в себя уже третий коктейль. Порекомендовав ему беречь своё здоровье, я отправился спать на яхту. Перед глазами стоял штурвал на накренившейся от ветра яхте. Ветер… Я видел, как Томас справлялся с ветром. Я понимаю, почему капитаны любят встречный ветер. С ним всё проще и понятней. Встречный ветер – это борьба, в результате которой побеждает парус и тот, кто им управляет. Ведь без борьбы не бывает победы, не так ли?

День третий. Пуэрто Вильямс – Пуэрто Торо. Стоянка в Пуэрто Вильямсе «Утро. Кают-компания двенадцатиметровой парусной яхты. Француз капитан Томас сидит напротив, изредка постанывая и изрекая что-то типа «о, ма тет!», мучается головной болью после вчерашнего. Мы второй день идем на мыс Горн» - кажется я так начал эту серию рассказов об Аргентине? Наш "Нунатак" на причале в Пуэрто Вильямсе. Да, всё так и было. Пользуясь паузой, я засел за компьютер в ожидании команд. Спустя полчаса всё сложилось само собой. Томас, немного постонав и пару раз перекурив, объявил, что к пирсу подъехали погранцы и надо выйти заполнить миграционные документы. Чилены были преисполнены важностью своего положения. Стараясь немного разрядить обстановку, я вынул пару наших купюр и протянул одному из них.

- Русский сувенир! – пояснил я. Чилен внимательно рассмотрел купюру. - Какой курс? – спросил он. Я покривился. По моему выражению лица было видно, что небольшой. Но ему этого было недостаточно. - А сколько бутылок кока-колы я могу купить на эту купюру? - Почти одну, - ответил я. Он деловито пошарился у себя в кармане и достал тысячную купюру. - Держи! Я на эту купюру могу купить почти две! Диалог с интересом слушал второй чилиец. Я достал наш полтинник и протянул ему: - а на эту купюру я куплю четыре кока-колы! Он икнул, залез в карман, нашел пятитысячную и протянул её мне: - а я на неё шесть кока-кол! – он в подтверждение своих слов вытянул шесть пальцев на своих руках. Общение незаметно превращалось в торговлю. Не хватало ещё помериться в попугаях. - Стоп, стоп! – я решительно прервал торги, это же русский сувенир, а это – и я указал на чилийские песосы, - нет, понятно? Они остались удовлетворены. Пятитысячная опять исчезла в кармане второго чилена. Процедура прохождения границы была незаметно завершена.

После пограничных процедур Томас пошел в чилийское капитанское ведомство, а я позволил себе немного прошвырнуться по селению. Памятка с примерным маршрутом вояжа вокруг мыса Горн висит в капитанском ведомстве Пуэрто Вильямса. Милая такая деревушка. Если бы вместо бетонных дорог была вековая грязь, то совсем было бы похоже на российскую глубинку. Почти Россия На перекрестке в пустой деревне одиноко несла дежурство девушка-полицейский Местный памятник. Первая заправка в деревне. Вернувшись, я застал Томаса уже на яхте. На руках он держал рыжего кота. Кот был грязный и жутко худой. - Я нашел своего кота, - сказал Томас, - ты не против, если он пойдет с нами? - Я люблю кошек, - ответил я. Вопрос с котом был решен.

После прогулки Томасу стало немного легче. Уже было пора выходить в море. Я быстро оделся, вылез и встал за штурвал. Катерина договорилась с Томасом о кухонных приоритетах и собралась приготовить что-то вкусное. Все были при делах. За эти сутки я научился натягивать и снимать парус, вязать и снимать швартовочные поплавки. А Томас меня даже похвалил, сказав, что не ожидал, как я хорошо справляюсь со штурвалом. Наконец отчалили и вышли в продолжающийся ушуайский фьорд. Попадавшиеся на пути корабли приветствовали нас. Мы отвечали тем же. Утром опять не было ветра, и мы шли на моторе. Незаметно мы зашли за какой-то мыс, и нам открылся целая колония пингвинов.

Пингвины были магеллановы, поменьше тех, которых мне довелось увидеть неделю назад в Антарктиде, но всё равно это необыкновенные птички. Как и в истории с морскими львами, Томас занял место у штурвала, а я получил возможность сделать несколько занимательных снимков.

Нам повезло, - сказал Томас, - вот увидишь, когда пойдем назад, их тут не будет.

Мне как-то не думалось, как я пойду назад. Настрой на мыс Горн был настолько велик, что ни о чем другом вообще не думалось. И потом, мне в последнюю неделю часто говорили, что мне везет. Я не верю в везение. Я верю только в то, что силой своих мыслей могу двигать пространство и мысли других людей. Это бывает тогда, когда мне это позарез необходимо, когда меня несет, прёт и колбасит от стремления к намеченной цели.

До Пуэрто Торо было недалеко. В капитанском агентстве Пуэрто Вильямса я сфотографировал карту похода вокруг мыса Горн. Оказывается, существует целая технология прохождения мыса Горн – последняя бухта перед Горном и несколько вариантов швартовок после него в зависимости от ветра, точный список направлений и силы ветров, при которых прохождение невозможно, а при которых – рискованно. И Пуэрто Торо был в этой технологии весьма важным звеном. Католическая церквушка в Пуэрто Торо Именно здесь располагается метеостанция, которая дает наиболее точный прогноз погоды на Горне, и с которой можно связаться из любой точки архипелага, окружающего мыс Горн. Это самое южное в мире поселение, где постоянно живут люди. Представляете? Южнее люди не-жи-вут! В Торо есть даже школа, в ней в этом году учится 11 учеников.

До Торо нам оставалось всего ничего, каких-то минут сорок. И вдруг опять задул ветер. Совсем как вчера. Перед началом шквалистого ветра. Томас проверяет паруса. На этот раз моя реакция была уже спокойней. Я понимаю, что яхта – это поплавок, который невозможно утопить ни при каких обстоятельствах, если только не протаранить её корпус скалами. И все равно, когда она наклоняется почти над горизонтом, становится немного не по себе. К сожалению, у меня не так много фотографий на яхте во время сильного ветра и шторма. Потому что в это время надо работать. Увы. Нунатак на причале в Пуэрто Торо Через пять часов после выхода из Пуэрто Вильямса мы достигли Пуэрто Торо. - Завтра длинный переход. Будем идти минимум 12 часов, - сказал Томас, испытывающе глядя на меня. Я демонстративно улыбнулся, открывая бутылку красного вина. Он ещё продолжает проверять меня на вшивость? - А ты давно ходишь на яхте? - На этой шесть лет, - Томас явно был рад смене темы разговора. - А вообще? - Ну… - Томас задумался, - долго. Я родился на яхте. Мой отец тоже ходил на яхте. Он открыл альбом и показал мне его фотографию. На ней он был на мотоцикле на фоне Монт-Сан-Мишеля. - Я люблю это место, - ответил я. - Ты знаешь, где это место? - Я там был шесть раз. Это очень энергетическое место, оно мне очень помогает. Томас удивленно смотрел на меня. Я постепенно превращался в его сознании из мифического русского в реального живого человека, это читалось в его выражении лица. - А я родился вот здесь! – Томас достал карту Франции и показал на ней городок в Бретани на берегу Бискайского залива. - Оооо… - я уважительно покачал головой, - это место, где половину дней в году штормит? - Да… Пошли спать, завтра надо будет рано встать и хорошо поработать.

На сегодняшний вечер лирика закончилась. Мы разбрелись по каютам.

День четвертый. Пуэрто Торо – последняя бухта перед мысом Горн. Подъем в этот день был ранний. В шесть утра мы уже сновали по яхте, на автомате исполняя утренний моцион. Катерина привычно готовила яичницу, Томас заваривал кофе и запрашивал у метеостанции погоду. Я тоже симулировал движуху, приводя в порядок намокшую вчера одежду и заряжая фотоаппаратуру.

В семь часов мы были уже в пути. Утро было спокойное – кажется, это уже входило в традицию: погода с утра давала нам фору, а после обеда по полной отыгрывала назад. Опять шли на моторе.   Пару часов я боролся со сном, потом моим вниманием завладели остовы парочки затонувших кораблей, встретившиеся нам по дороге. Мы выходили из ушуайского фьорда на открытое пространство. Вдалеке виднелись очертания островов того самого архипелага, южной точкой которого был мыс Горн.

Время тянулось медленно. Хотелось уже как-то поближе к Горну. Я глазел по сторонам. Океан жил своей жизнью. Чайки нашли косяк рыбы и началось лакомство. Вокруг то и дело выныривали любопытные пингвинчики и коммодоры. Периодически шумно плюхались морские львы. В какой-то момент нас нагнала стайка дельфинов и устроила представление с прыжками и подныриванием под яхту. Я понемножку сросся с яхтой и потерял ощущение штурвала. Яхта как-то сама собой повиновалась моим желаниям и выбирала нужный курс. Томас в очередной раз вылез покурить на корму. - О чем ты думаешь, когда один ведешь яхту? – спросил он. Я хотел было сказать ему по чесноку, что наблюдаю за океанской жизнью, но, прикинув, ответил: - Думаю, как мы будем проходить мыс Горн. Он как-то хитро улыбнулся и перевел разговор: - Хочешь, я сменю тебя? Одному долго стоять тяжело. - Нет, я не устал. С этим вопросом он подходил в этот день ко мне ещё раза три. Ещё бы! В общей сложности я крутил эту баранку тринадцать часов без перерыва. Удовольствие, хочу вам сообщить, примерно такое же, как от руля автомобиля. Катерина в это время справилась с рецептурой и завершала приготовление русского борща. Ближе к вечеру мы достигли южного архипелага островов Терры дель Фуэго и вошли в достаточно тесный пролив. Томас периодически выскакивал на корму и, беспокойно озираясь кричал мне в ухо, указывая пальцем: - Лез альге, лез альге! Лез альге по-французски – это водоросли. Я послушно подкручивал штурвал так, чтобы мы не влетели в них со всей дури, и продолжал движение. Хотите скажу, какое растение самое длинное на Земле? – Водоросли! Они растут и запросто вылезают на поверхность воды даже с 200-метровой глубины! Тесный проливчик быстро закончился, и на горизонте над волнами появились достаточно крупные барашки. - Это Пасифик! – констатировал Томас. Мы вышли на волну. На вскидку, метров шесть. Ничего себе, Пасифик! - Томас, это не Пасифик! Это Спесифик! – ору я ему. Но он уже занят натягиванием парусов. Когда он занят своим основным делом, он ничего постороннего не слышит. Здесь секунды решают всё. Ещё пару минут, и мы уже идем на парусах. Светопреставление продолжалось чуть больше часа. Если бы не супер-курточка WWS (ватер-виндстоппер, я в ней на предыдущем фото) аргентинского, кстати, производства, прикупленная мною в ушуайском сувенирном магазинчике, я бы вымок до кончика хвоста. Наконец, мы вышли на тихую волну в пространство, защищенное со всех сторон холмами. - Пришли, - сказал Томас, - нам вон туда, - и показал на бухту. Когда я оставил штурвал, меня слегка покачивало. На сегодня, пожалуй, хватит. - Какие планы на завтра? – спросил я, предвкушая главный момент в этом походе. - Завтра мы стоим на месте, - неожиданно ответил Томас. Я молчал. Я знал, что он сегодня весь день следил за завтрашним прогнозом погоды на Горне. Нельзя, значит нельзя. - Завтра на Горне норд-вест 49 метров в секунду, - после некоторой паузы добавил он, - при таком ветре идти нельзя. - Что ж, - я нарушил напряженную тишину, - значит будем есть борщ. Как и подобает настоящему французу, Томас любит готовить. А чем ещё заниматься на яхте? Но русский борщ его пленил. Перед едой я начистил несколько долек чеснока и лука, налил в отсутствие водки по стопочке вискаря и насыпал в блюдце соли: - Смотри, надо делать вот так! – я разрезал пополам дольку чеснока, обмакнул её в соль, положил на кусочек хлебца и приготовился к трапезе. Катерина тем временем накладывала борщ. - Давай! – скомандовал я, залпом опрокинул вискарь, закусив его чесноком, и принялся за борщ. Томас последовал моему примеру. Мы не заметили, как умяли по две порции борща. - Уфф, жарко! – Томас дышал ртом, пытаясь остыть от вкусовых ощущений. А как же! Вискарь, чеснок, плюс немножко красного перчика в борще – всё это придавало ужину незабываемую остроту чувств, - может, теперь выпьем вина? - Томас! Тебя никто не учил не пить на понижение? – спросил я. - Нет. А как это? Эх… Вот она, французская неграмотность! - Очень просто. После одного напитка нельзя пить другой, который ниже градусом, понимаешь? Томас и впрямь не знал этого. - Хорошо. А что нам теперь делать? - Если начали пить виски, потом нельзя пить вино, в нем меньше градусов. У тебя вчера голова болела как раз от этого. Давай продолжать виски. И я налил ещё по соточке. День подходил к концу. Завтра будет завтра. Надо хорошо выспаться, неизвестно, что и как будет потом. Мы с Томасом вышли наружу перекурить, спугнули любопытных морских львов, изучавших в закате дня нашу яхту, и уже через минут десять мирно храпели в своих каютах.

...продолжение следует...

jung-le.livejournal.com